swg54 (swg54) wrote,
swg54
swg54

Categories:

Освободительный поход 1939 года.

Советское правительство, принимая в 1939 г. решение о начале Освободительного похода, тем самым исправляло несправедливость, допущенную в 1921 г. в отношении народов Западной Украины и Западной Белоруссии.

В ноте, врученной 17 сентября 1939 г. польскому послу в Москве, Советское правительство указывало, что оно не может безразлично относиться к дальнейшей судьбе единокровных украинцев и белорусов и поэтому отдало распоряжение командованию Красной Армии «взять под свою защиту жизнь и имущество населения Западной Украины и Западной Белоруссии».

17 сентября 1939 г. Красная Армия получила приказ — перейти Государственную границу СССР и начать освободительную миссию. К указанному времени командование Красной Армии сформировало два фронта — Белорусский и Украинский. В состав Белорусского фронта, которым командовал командарм 2 ранга М. П. Ковалев, входили 3‑я, 11‑я, 10‑я и 4‑я армии, конно-механизирован-ная группа и 23‑й отдельный стрелковый корпус. Украинский фронт возглавлял командарм 1 ранга С. К. Тимошенко. В состав фронта входили 5‑я, 6‑я и 12‑я армии и два отдельных стрелковых корпуса. Советские войска получили приказ ни в коем случае не применять оружия против польской армии, если она не станет вести бой. Запрещалось обстреливать из артиллерийских орудий и бомбардировать с воздуха города и другие населенные пункты. Строго указывалось также на недопустимость нарушения границ соседних государств — Латвии, Литвы и Румынии.

Группировка советских войск, насчитывавшая в общей сложности почти 500 тыс. человек, представляла собой внушительную силу. Было ясно, что Советский Союз подготовил ее не против Польши, а предусматривал возможное столкновение с фашистским вермахтом. Поэтому в Наркомате иностранных дел от германского посла не скрывали масштабов военных приготовлений. В Москве не исключали того, что германская армия, несмотря на установленную советско-германским соглашением линию разграничения, попытается продолжить наступление дальше на восток. Поэтому Советское правительство стремилось убедительно продемонстрировать военную мощь Красной Армии. Советскому Союзу также было небезразлично, на каком расстоянии от его жизненно важных центров остановятся германские армии после захвата ими Польши.

К моменту вступления советских войск на территорию Западной Белоруссии и Западной Украины поражение Польши в войне с Германией было уже практически свершившимся фактом.

Украинцы и белорусы составляли около одной трети всего населения Польши -11 млн. человек. Почти два десятилетия они находились под чужеземным господством, что оставило тяжелый след в их судьбе. Несмотря на политические репрессии, население отторгнутых от Украины и Белоруссии западных земель постоянно вело борьбу против угнетателей.

Правительство Польши рассматривало Западную Украину и Западную Белоруссию как свои колонии и всячески тормозило, их экономическое развитие. Даже оплата труда здесь была значительно ниже, чем в центральной Польше. Активно проводилась линия на уничтожение национальной культуры. На всей территории Польши не было ни одного украинского и белорусского высшего учебного заведения. Украинцы и белорусы не имели политических прав, не могли занимать государственные должности, обязаны были писать жалобы и ходатайства только на польском языке. Литература этих народов тоже была под запретом.

Народные выступления участились и в 1939 году. Так, в Западной Украине, в селе Кадитычи, возникли сильные крестьянские волнения.

Украинцы долго бились с жандармами, но силы были неравными. Каратели сожгли их село и многие десятки домов в соседних селах. В районах Пинска и Барановичей белорусы активно выражали недовольство условиями жизни, отказывались вступать в польскую армию, требовали создания независимой республики. Они ждали освобождения от панского гнета, поэтому при встречах с бойцами Красной Армии местные жители стремились поведать о своем тяжелом прошлом. Так, 60-летний украинец Семен Сошек рассказал: «Горькой была наша жизнь. За десятый сноп гнул я свою спину, работая на помещика. Потом и кровью обливался, но семью прокормить не мог, жили впроголодь». Такая же участь была и у белоруса Григория Абросинка из местечка Язно: «Почти три четверти века прожил я в горе, муках и темноте, под невыносимым гнетом панов. Меня никто за человека не считал…"

Освобождение шло с востока. Величие освободительной миссии хорошо выразил поэт Николай Асеев:

Мы переходим черту границ Не с тем, чтоб нас боялись, Не с тем, чтоб перед нами Падали ниц, А чтоб во весь рост выпрямлялись!

Командиры, политорганы, комиссары частей и соединений Красной Армии сделали многое для разъяснения целей и задач предстоящего похода. До каждого воина были доведены директивы военных советов фронтов, в которых раскрывались задачи Освободительного похода, говорилось о необходимости защиты местного населения от жандармов и осадников (осадники — бывшие военнослужащие польской армии, в 20-е годы получившие наделы в Западной Украине и Западной Белоруссии, объединенные в местные силы самобороны), об охране имущества польских, белорусских и украинских граждан, о лояльном отношении к польским военнослужащим и государственным чиновникам, если они не оказывают вооруженного сопротивления частям Красной Армии.

Командиры и политорганы вели большую работу с местным населением, разъясняя причины крушений польского буржуазно-помещичьего государства и цели освободительной миссии Красной Армии.

Советские войска, перейдя Государственную границу, устремились на запад, к намеченным рубежам. На правом фланге Белорусского фронта наступала 3‑я армия в направлении Полоцк-Вильно. Южнее действовала 11‑я армия, нацеленная на Молодечно. На направлении Дзержинск-Новогрудок шли войска 10‑й армии. Левее, на Барановичском направлении, двигалась 4‑я армия. Замыкал фронт с юга 23‑й стрелковый корпус.

На пути продвижения советские войска избегали, где это было возможно, конфронтации с польскими частями. Начальник штаба при ставке главнокомандующего польскими вооруженными силами генерал В. Стахевич в донесении отмечал: «Советские солдаты не стреляют в наших, всячески демонстрируют свое расположение». Заместитель начальника штаба генерал Ю. Яклич записал в те дни в своем дневнике: «Большевики на рассвете перешли границу танковыми и моторизованными частями. Танки идут открыто с белыми флагами… Наша армия дезориентирована… Одни оказывают упорное сопротивление, другие пропускают советские войска. Те обходят их и продвигаются дальше».

Многие соединения Белорусского фронта уже в первый день наступления успешно выполнили ближайшие задачи. Части 100‑й стрелковой дивизии 11‑й армии 17 сентября овладели городом Молодечно. Подразделения 3‑го кавалерийского корпуса и 2‑й стрелковой дивизии, рассеяв мелкие группы конницы поляков, заняли Воложин. Разведчики 24‑й кавалерийской дивизии 18 сентября вошли в Свенцяны. К исходу дня сюда же продвинулись танковые части 3‑й армии. Польская пограничная стража оказала незначительное сопротивление.

В освобожденных районах советские воины разъясняли цели прихода Красной Армии, помогали западным украинцам и белорусам налаживать новую жизнь. В городах и селах на митингах местные жители высказывали желание воссоединиться с советскими республиками. Нередко бойцов Красной Армии встречали цветами, хлебом-солью…

Однако некоторые гарнизоны и группы польских войск, осадников и жандармерии, возглавляемые реакционными офицерами, не сдавали оружие. Они укрывались в лесах, ночью нападали на тыловые обозы, небольшие подразделения Красной Армии. В отдельных случаях войска Белорусского фронта встречали организованное сопротивление, и бои приобретали кровопролитный характер, как, например, на Гродненском направлении.

Овладение городом Гродно было возложено на входивший в конно-механизированную группу 15‑й танковый корпус, усиленный 119-м стрелковым полком с мотобатальоном. 20 сентября части танкового корпуса, выйдя к южной окраине города, с ходу атаковали противника и овладели его передовыми позициями, но продвинуться дальше не смогли, так как встретили упорное сопротивление.

Мотопехота отстала из-за недостатка бензина. Только к концу дня на автомашинах прибыл 119‑й стрелковый полк. К утру 21 сентября подошла и 20‑я мотобригада. Атака была возобновлена. Удалось занять восточную окраину Гродно. На северной окраине продолжали оказывать сопротивление: обстреливали наступавших из окон и чердаков жилых домов, в танки бросали бутылки с горящим бензином. К ночи нашим воинам пришлось вернуться в исходное положение. Когда на подмогу подоспела 4‑я кавалерийская дивизия и мотобатальон, Гродно к вечеру 22 сентября был полностью очищен от вооруженных групп, и около 1 тыс. польских солдат и офицеров разоружены.

В боях за Гродно части Красной Армии понесли значительные потери.

Погибло 47 человек, ранено 156, сгорело 4 танка и одна бронемашина, подбиты 12 танков и две бронемашины.

С 22 по 24 сентября конно-механизированная группа провела операцию по уничтожению августовской группировки противника (район города Августов) и очищению прилегающей местности от остатков польских войск.

К исходу 24 сентября августовская группа войск была разгромлена. Взято в плен около тысячи польских солдат и офицеров. Число погибших точно не установлено. Оставшиеся в живых разбежались или ушли на территорию Литвы.

С 17 по 26 сентября части конно-механизированной группы прошли с востока на запад 300—350 км. Марши в первый период операции оказались напряженными. Танковые части проходили в среднем по 70 км в сутки, конница — по 60 км, а некоторые части — по 100 км в сутки, В ходе боев остро чувствовался недостаток обеспечения горючим. Это ограничивало продвижение мотомеханизированных частей.

«Организация подвижной группы войск, состоящей из конных, танковых и моторизованных соединений, полностью себя оправдала. Взаимодействуя между собой, они дают мощную силу огня, уничтожающий удар и значительную быстроту передвижения, обеспечивая внезапность действий» — к такому выводу пришел командующий этой группой комкор И. В. Болдин.

Успешно развивалось наступление и в Западной Украине. На правом крыле Украинского фронта продвигались войска 5‑й армии. Занимая по фронту около 250 км, они были нацелены на Ровно, Владимир-Волынский, а своим правым флангом — на Ковельское направление.

В центре Украинского фронта на участке около 90 км располагалась 6‑я армия, нацеленная на Тернополь — Львов. Левое крыло фронта (до 70 км) занимали войска 12‑й армии, предназначенные для действия в направлении Станислав-Дрогобыч.

У границы войскам Красной Армии противостояли части польского корпуса пограничной охраны, укрепрайон Сарны со сборным отрядом, численностью до 10 тыс. человек. В городе Ровно переформировывались три пехотные дивизии. В районе Тернополя собирались остатки шести пехотных дивизий.

В Чорткове и Гусятине находились погранчасти и кавалерийский полк. Во Львове располагалась группа войск генерала Лангнера, численностью до 15 тыс. штыков и сабель, с 15 артиллерийскими батареями.

17 сентября войска Украинского фронта, перейдя Государственную границу, начали продвижение на запад и уже к исходу первого дня наступления заняли город Ровно.

Наступление войск Украинского фронта в первые два дня операции было затруднено. Дороги оказались размокшими из-за прошедших сильных дождей. Возникали заторы в движении транспорта. Особенно тяжелыми были условия в полосе наступления войск 12‑й армии, на ее левом крыле.

В итоге первого дня наступления войска Украинского фронта освободили значительную территорию на глубину 70—100 км. Однако на правом фланге фронта наступление замедлилось перед Сарненским укрепленным районом. 60‑й стрелковой дивизии 5‑й армии предстояло одолеть мощные оборонительные рубежи, сооруженные еще в начале 30-х годов. Подробных данных о системе укреплений командование дивизии не имело. Началась тщательная подготовка к штурму.

… Разведка обнаружила пешеходный мостик через канал, покрытый водой.

Но его, как и весь канал, противник прикрывал огнем из ДОТов. Разведчикам удалось в темноте переправиться по мостику на другой берег. Засевшим в ДОТе полякам предложено было сложить оружие. Солдаты не сопротивлялись и сдались без единого выстрела. Оказалось, что их офицер, как и многие другие, ушел отдыхать к местному священнику.

На месте переправы к утру был наведен мост. Созданы условия для наблюдения за каналом, укрепленным колючей проволокой, надолбами и минами. Однако полностью разведать расположение огневых точек не удалось.

Атака началась утром 19 сентября при сильном тумане, опустившемся над рекой. Штурмовые группы, а за ними и первые эшелоны атакующих двинулись через канал к берегу реки Случь. Вскоре туман рассеялся. И с крутого берега реки, где засел противник, стали хорошо видны наступающие подразделения 358‑го и 194‑го стрелковых полков. ДОТы открыли пулеметный огонь. Особенно интенсивно стреляли из огневых точек возле церкви Тыннэ и с высоты «Северная Горка». Данные разведки об отсутствии здесь полевых войск подтвердились. Борьба сводилась исключительно с гарнизонами ДОТов. Следовало также немедленно занять плотину и не допустить ее подрыва, предохранив советские части от затопления.

С помощью артиллерии, танков и саперов наступавшим удалось блокировать ДОТы. Средствами подрывников долговременная огневая точка у церкви была обезврежена. Наши пушки открыли огонь по амбразурам. Таким образом были уничтожены оборонительные сооружения на высоте «Северная Горка», а затем и другие укрепленные очаги сопротивления противника, пробив еще одну брешь в обороне поляков. Взорвать плотину или открыть в ней шлюзы, чтобы затопить территорию, противнику так и не удалось. Наступление продолжалось и утром, 20 сентября 60‑я стрелковая дивизия вошла в город Сарны.

Танковая бригада 5‑й армии после 80-километрового пути подошла к Владимир-Волынскому, завязав бой с пехотным полком, подразделениями жандармерии и школы подхорунжих. Утром 20 сентября гарнизон города был разоружен. Перед частями 5‑й армии сложили оружие 13,5 тыс. солдат и офицеров, захвачено 1.50 орудий, сотни пулеметов.

В необычной обстановке пришлось действовать войскам 6‑й армии, перед командованием которой была поставлена задача — 21 сентября овладеть городом Львовом. Но гитлеровские войска утром 19 сентября уже окружили город, оставив свободным лишь Львовское шоссе. К вечеру 20 сентября с немецким командованием было достигнуто соглашение об отводе германских частей с восточной стороны города. К утру 21 сентября войска Красной Армии заняли исходное положение для атаки. Но в связи с появившейся возможностью освобождения города без боя атаку отложили до утра. Командующий гарнизоном — польский генерал Лангнер, отвергнув предложение немцев о сдаче Львова, капитулировал перед частями Красной Армии. В 14.00 соединения 6‑й армии вошли в город. Польские войска были разоружены. Лишь отдельные офицерские группы пытались оказывать сопротивление, стреляя из окон домов, с крыш, колоколен.

С 23 по 29 сентября войска 12‑й армии, заняв Дрогобыч, выдвинулись вслед за отходящими немецкими войсками на реку Сан и на границу с Венгрией. 5‑я армия форсировала реку Западный Буг и к 29 сентября вышла к демаркационной линии.

Таким образом, к концу сентября 1939 г. войска Белорусского и Украинского фронтов успешно выполнили свою историческую миссию по освобождению Западной Украины и Западной Белоруссии.

Во время Освободительного похода бойцы и командиры Красной Армии действовали организованно, с уважением относились к мирным жителям, стремились в ходе боевых действий не наносить ущерба населенным пунктам.

Местное население, осознав истинные гуманные цели этого похода, оказывало бойцам и командирам Красной Армии внимание и поддержку.

… В городе Дисна советских воинов встречали с красными флагами, у многих встречавших на груди алели яркие банты. Местные жители окружали машины с красноармейцами, дарили им цветы. Завязывались оживленные беседы. Бойцов засыпали вопросами. Например, такими: «Можно ли у вас слушать радио?» Это красноармейцев удивляло, но, оказывается, польские власти запрещали украинцам, белорусам и русским слушать радио. В дни разгула реакционных сил полицейские врывались в дома и ломали радиоприемники. Политрук рассказывал местным жителям о жизни советского народа, раздавал им листовки и газеты.

Такие встречи происходили почти повсеместно. Они вдохновляли бойцов и командиров, помогали им преодолевать трудности, смело идти навстречу смертельной опасности.

Освободительный поход продолжался двенадцать дней. За это время оба фронта — Украинский и Белорусский — вышли на линию рек Писса, Нарев, Вепш, Сан. Было взято под защиту более 12 млн. человек мирного населения, из них — 6 млн. украинцев и около 3 млн. белорусов.

В результате Освободительного похода западная граница СССР была восстановлена примерно по «линии Керзона»; признанной в свое время Англией, Францией, США, Польшей (см. карту). Она оказалась отодвинутой западнее прежней границы на 250-300 км. Это значительно укрепило безопасность Советского государства. Германское командование лишалось возможности использовать Западную Украину и Западную Белоруссию в качестве плацдарма для нападения на Советский Союз. А население освобожденных областей было спасено от фашистской оккупации.

Правительства Великобритании и Франции, оценивая события 17 сентября 1939 г., выражали понимание необходимости предпринятых Советским Союзом мер. Британский премьер-министр Ллойд Джордж 28 сентября того же года писал польскому послу в Лондоне: «Русские армии вошли на территории, которые не являются польскими и которые были аннексированы Польшей силой после первой мировой войны… Различие между двумя событиями (т. е. германским нападением на Польшу и вводом советских войск на территории Западной Белоруссии и Западной Украины) становится все более очевидным для британского и французского общественного мнения…

Было бы преступным безумием ставить их на одну доску».

Части Красной Армии в короткий срок успешно выполнили задачу, поставленную перед ними Советским правительством. Конечно, этот Освободительный поход наших войск легкой прогулкой назвать нельзя. И все-таки наступление почти полумиллионной армии двух фронтов прошло без особых задержек и осложнений, при относительно небольших людских потерях. Это во многом связано с высокой организованностью, сознательностью воинов-освободителей, обеспеченных всем необходимым для ведения современной войны. Следует принять во внимание и то обстоятельство, что большинство частей регулярной польской армии не оказывали сопротивления быстро продвигающимся войскам Красной Армии.

… Народы Советского Союза оказали большую помощь украинским и белорусским братьям. В освобожденные города и села были отправлены десятки эшелонов с продовольствием, промышленными товарами, машинами, медикаментами…

Народная власть передавала землю крестьянам, оказывала материальную помощь. Возникли благоприятные условия для народного образования, развития науки и национальной культуры. А на захваченной вермахтом территории началось осуществление чудовищной программы уничтожения польской государственности и польского народа.

Избранные трудящимися народные собрания Западной Украины и Западной Белоруссии утвердили Декларацию об установлении Советской власти в освобожденных областях и постановили просить Верховный Совет СССР о принятии их в состав СССР и воссоединении с УССР и БССР. В ноябре 1939 г. сессия Верховного Совета СССР и сессии Верховных Советов УССР и БССР приняли законы о включении Западной Украины и Западной Белоруссии в состав СССР и воссоединении их с братскими советскими республиками. Сбылась давняя мечта братских народов Западной Украины и Западной Белоруссии о свободе и независимости. Началось переустройство условий жизни в интересах трудящихся. Однако за эти соединения и части Красной Армии заплатили значительными жертвами.

Цена человеческой жизни не может быть занижена большой или малой цифрой общих ратных потерь. В любом случае это — непоправимые утраты.

А они были почти в каждой части, участвовавшей в походе.

Соединения двух фронтов и подразделения пограничных войск за период с 17 по 30 сентября 1939 г. безвозвратно потеряли 1475 человек. На излечении находились тысячи раненых и больных. Это большая цена за свободу народов-братьев. Можно ли такое забыть?!

Tags: война, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments