May 16th, 2016

(no subject)

Что представляет из себя армия России? На этот вопрос долго никто не мог толком ответить — ведь после Великой Отечественной мы нигде всерьёз не воевали. В Афганистане целью была не военная победа, а  поддержка просоветского режима.  Война же в Чечне была таким массовым предательством нашей армии, таким набором подстав, что такого позорища по всей мировой истории ещё поискать, и, пожалуй, не найти (если не вспоминать про Украину).
Не только в либерастических кругах, но и среди большинства далёких от армии людей укоренилось мнение, что наша армия до сих пор существует за счёт ржавых остатков советской мощи, и когда они окончательно проржавеют — нас возьмут голыми руками. Реформы в армии, начавшиеся ещё при раннем Путине, остались в гражданском мире практически незамеченными. Да и среди самих военных ещё долго гуляло мнение о том, что армия разваливается — потому что её реформировали неравномерно, закрывая в первую очередь самые важные дыры. Многие части так и оставались в полуразваленном состоянии девяностых, и именно их военнослужащие говорили о том, как всё плохо.
Потом как-то незаметно пришёл 2008 год, и начался грузино-южноосетинский конфликт. А Грузия — это вам не Чечня. Это страна, армию которой прокачивало НАТО все годы после развала СССР, самая сильная из южных постсоветских республик, в которой, если судить по Чечне, Россия должна была увязнуть по самые уши. На долгие-долгие годы.
То, что получилось — поразило и нас самих, и тем более Запад. Пять дней. Ровно пять дней — и всё кончилось, причём кончилось ювелирно, с минимальными потерями: около 3000 убитых с грузинской стороны, и 71 погибший и 340 раненых с российской. Это был даже не удар в морду забывшимся шестёркам Запада, а аккуратный тычок пальцем в стиле восточных мастеров. :-) Неэффектный и почти незаметный, но крайне эффективный. Все сразу всё поняли.
Collapse )Collapse )