April 10th, 2013

Не думал, что все настолько гнусно ( о Михаиле Бекетове)

Оригинал взят у pavel_shipilin в Не думал, что все настолько гнусно (продолжение о Михаиле Бекетове)
Оказывается, на его смерти
успели пропиариться и Чирикова, и другие либералы

Ларчик открывается просто, справедливо пишет maggel. И делится ссылкой. А там — просто крик души. Читать больно. Все гораздо хуже, чем я думал. И подлее.
Collapse )

В бело-зелёных тонах.

Я практически не бываю в церкви. Однако как архитектурные сооружения они мне очень нравятся. Сильно оживляют пейзаж. Конечно попадаются и уродцы, не без этого. Но эта всегда вызывает светлые чувства. Не берусь точно назвать, вроде иконы Иверской божьей матери. Но повторяю, может и ошибаюсь. Да и не так это и важно. До 90 х годов она представляла из себя развалины, без куполов, без штукатурки. Из ярко красного кирпича.
IMG_2238

IMG_2228

О радикализме и правозащите, или где кончается политика и начинается сумасшествие.

Оригинал взят у wonderbull в О радикализме и правозащите
Знаете, что это за люди на фото?

43.21 КБ


Я, грешным делом, думал, что это бомжи.

Оказалось — нет. Не бомжи. Ни за что не угадаете, что это оказалось.

---

Тем временем, сеть (с опозданием, я нынче немного тормоз) порадовала информацией о том, что рождественский мясник, креакл Кабанов, ударился в правозащиту:


Алексей Кабанов, который в новогодние праздники убил и расчленил свою жену, жалуется на невыносимые условия в СИЗО: розетка искрит, кран подтекает и собаки охранников лают. 13 марта 2013 года ресторатор передал жалобу на имя председателя комитета «За гражданские права» Андрея Бабушкина. Правозащитник пришел в СИЗО. После этого Кабанову поменяли камеру.

В итоге Кабанов объявил, что начинает «деятельность по раскрытию и предотвращению преступлений, происходящих в СИЗО» — это он теперь считает своим долгом.

Гендерный топблогер комментирует: «Активный. У него еще медаль есть за оборону Белого дома в 1991 году».

Ха, медаль за оборону. Я вам такого правозащитника щас покажу...


Александр Шмонов. Родился в 1952 году в Ленинграде, вырос в благополучной семье. После службы в рядах Советской Армии стал работать слесарем на Ижорском заводе в Колпино, проживал в рабочем общежитии.

Во второй половине 1980-х годов Шмонов вступил в социал-демократическую партию России. Примерно в то же время он стал сторонником экстремизма. Шмонов считал генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачёва виновным в установлении в СССР тоталитарного режима, а также в подавлении митинга в Тбилиси 9 апреля 1989 года и погромов в Баку 20 января 1990 года (21 и 131 погибший соответственно), что и породило его стремление физически уничтожить его и сделать таким образом возможными демократические выборы президента. Ещё с марта 1990 года он расклеивал листовки с призывами к убийству Горбачёва.

[Все очень разочарованы]Шмонов купил себе дефицитное немецкое двуствольное ружьё за 900 рублей, предварительно получив на него разрешение в милиции, и изготовил из него обрез. Перед отъездом он послал в Кремль письмо-ультиматум, но, убедившись, что его требований, изложенных в письме, выполнять никто не собирается, продолжил приготовления к покушению. 5 ноября 1990 года он выехал в Москву. Утром 7 ноября он зарядил обрез собственноручно изготовленными боеприпасами повышенной убойной силы, загримировался, наклеив усы и надев парик. В кармане брюк он оставил предсмертную записку: «На случай моей смерти сообщаю, что я хотел попытаться убить президента СССР Горбачёва М. С.»

Впоследствии Шмонов рассказывал, что в случае убийства Горбачёва с первого выстрела он планировал второй пулей застрелить председателя Верховного Совета СССР Анатолия Лукьянова.

В 11:09 вместе с колонной демонстрантов Шмонов приблизился к Мавзолею, где находилось руководство СССР во главе с Горбачёвым. Когда до Мавзолея оставалось 47 метров, Шмонов выхватил обрез, прицелился Горбачёву в голову и нажал на спусковой крючок. В последний момент старший сержант милиции Мыльников сумел ударить по стволу, и обе пули ушли мимо — одна в небо, вторая — в стену ГУМа. Шмонов был задержан на месте преступления подоспевшими сотрудниками КГБ СССР. Впоследствии эксперты утверждали, что убить Горбачёва у Шмонова не было почти никаких шансов — генеральный секретарь был защищён бронёй под костюмом, и ствол ружья был сильно укорочен.


Около года Шмонов провёл в тюрьме, затем был признан душевнобольным (отчего бы это?) и на четыре года отправлен в психиатрическую больницу. После выписки он был признан инвалидом II группы. Пока он лечился, его жена развелась с ним и забрала с собой дочь. Около года впоследствии он работал сантехником, затем создал и возглавил ремонтно-строительную фирму «Тонна золота».

Через несколько лет он стал заниматься активной общественной деятельностью. В 1999 году пытался баллотироваться в Государственную Думу по 206 избирательному округу Санкт-Петербурга. После снятия с выборов он стал правозащитником и создал шесть (!) общественно-политических движений.

Вот это, я понимаю, розетка искрит.

Да по весне и по осени в наших широтах розетка у многих так искрит, что правозащитников потом девать некуда. Хоть ты расчленяй их.