August 25th, 2012

Нацизм как реакция.

Оригинал взят у ihistorian в Нацизм как реакция.
leorer Для людей, читавших хотя бы основные источники того времени, очевидно, что нацизм стал реакцией на большевизм, на кошмар, происходивший в России в 1917-22 годах, и то, что происходило в 1922-33, тоже способствовало подъему нацизма. Об этом нет смысла спорить, можно спорить только о дефинициях. Например, Ленин писал об истерике мелких буржуа, коминтерновцы в начале 30-х - о том, что фашизм является оружием мировой буржуазии, созданным для борьбы с коммунизмом. Да, но сам факт реактивного характера нацизма оспаривать невозможно. Можно считать его оверреакцией, дикой и извращенной реакцией, но нельзя отрицать, что аллерген был, и что общество в Европе и особенно в Германии страшно испугалось. Иначе просто невозможно понять все, что тогда происходило, и приходится принять версию о том, что нацизм и Холокост были проявлениями вечного и иррационального антисемитизма, присущего изначально всем гоям.
То, что я написал, НИСКОЛЬКО не преуменьшает чудовищность идеологии нацизма и трагедию шести миллионов. Надо быть идиотом, чтобы утверждать, что преуменьшает и оправдывает.
История нужна для того, чтобы делать из нее выводы. А слова о том, что революции делают Троцкие, а расплачиваются за них Бронштейны, произнес не Гитлер.

ihistorian Успех большевиков в России и бешеная популярность коммунистических идей действительно напугал буржуа и заставил их найти идею, под флагом которой можно было привлечь максимально возможную часть граждан для борьбы с коммунистами.

Нельзя же было при этом поднять настоящий флаг "Спасите нашу собственность и наши банки!"

Поэтому идеологам капитала, - либералам, - пришлось вильнуть попой и разыграть национальную карту вплоть до самых беспощадных форм нацизма и расизма. 

Произошел размен: ушибленному антисемитизмом обывателю разрешили мочить рядовых евреев, чтобы спасти, помимо всего прочего, банки евреев более выдающихся.

Отсюда.

Еще раз: почва для фашизма и нацизма - это фобии и менталитет европейского обывателя, но не особенности Октябрьской революции в далекой России. Если бы европейский обыватель терпеть не мог папуасов, то Гитлер пошел бы в свой Восточный поход под знаменем борьбы с папуасами.